Важное, История

Малюта Скуратов: чем прославился глава госбезопасности Ивана Грозного

Автор: Ярослав Бутаков  |  2021-09-07 16:14:31

Имя Малюты Скуратова ещё в XVI веке стало на Руси нарицательным и обозначало злодея и душегубца.

Происхождение и карьера

Малюту звали Григорием, и официально происходил он из литовского шляхетского рода Скуратовых-Бельских, родственников князей Бельских, перешедших на службу к московскому государю ещё в конце XV века. Но эта версия о происхождении Скуратова может значительно отличаться от реальности. Малютой его прозвали, вероятно, для отличия от старшего брата, которого тоже звали Григорием.

Григорий-младший Скуратов-Бельский появился на свет в 1541 году (а по другим данным – не позднее 1535 года). Точное место его рождения неизвестно, так же как и положение его родителей. Есть версия, что ещё дед Малюты, Афанасий Евстафьевич, служил московскому князю Ивану Великому. Отец Малюты, Лукьян Афанасьевич, продолжил службу московским государям.

Малюта Скуратов, очевидно, тоже начал с низших чинов. Вопреки распространённому мнению, Скуратов далеко не сразу возглавил Опричнину. Ему пришлось взбираться по карьерной лестнице с самого низа. В то же время Опричнина царя Ивана IV дала ему, незнатному дворянину, возможность выбиться на верхи государственной иерархии. Хотя высшего сана – боярина – Скуратов от царя так и не удостоился. Вершина его карьеры – звание думного дворянина.

О начале службы Григория-меньшого Скуратова-Бельского известно мало. С 1558 года он принимал участие в Ливонской войне. В Опричнину его приняли только в 1567 году, то есть далеко не сразу. Но постепенно Скуратов сумел выдвинуться в число ближайших доверенных лиц царя. В 1569 году Иван Грозный учредил в Опричнине особое сыскное ведомство и поставил во главе его Скуратова.

Казнь соперника царя

Собственно, главы Опричнины как такового долгое время и не было. Опричнину лично возглавлял сам царь Иван IV. Создание внутри неё особого ведомства во главе с Малютой было временным шагом. Оно не означало, что Скуратов становится главой Опричнины.

Осенью того же 1569 года Скуратов выполнил важное поручение царя: арест, следствие и казнь двоюродного царского брата князя Владимира Андреевича Старицкого. Владимир Андреевич был негласным ставленником оппозиционных боярских кругов на трон. Ещё в 1553 году, во время тяжёлой болезни Ивана IV, большая часть знати отказалась присягать, на случай его кончины, его малолетнему сыну Дмитрию. Открыто говорили о необходимости возвести на трон зрелого мужа, то есть Владимира Андреевича. Выздоровев, царь внешне долго ещё выражал знаки благоволения к двоюродному брату, но, несомненно, ждал только благоприятного момента, чтобы расправиться с ним. Такой случай настал в 1569 году.

Скуратов сумел добиться признания от повара Владимира Андреевича, будто тот приказал ему отравить царя и дал за это щедрое вознаграждение. Расправа была, в духе Ивана Грозного, жестокой и затронула членов семьи князя. Владимиру Андреевичу 9 октября 1569 года отрубили голову (по другим источникам – отравили). Вместе с князем казнили его жену и старшую дочь. Оппозиционные царю источники добавляют, что опричники также расстреляли двух малолетних сыновей Владимира Андреевича. Через несколько дней была убита в монастыре мать князя, инокиня Евдокия. Но многие дети Владимира Андреевича остались живы. Старший сын Василий унаследовал Старицкий удел, а дочь Мария была выдана замуж за датского принца Магнуса, которого Иван Грозный хотел сделать вассальным королём Ливонии.

Организатор «чистки» Опричнины

Исполнение массовых казней в Новгороде в январе-феврале 1570 года русские летописи единодушно приписывают Скуратову.

Опричное войско и его предводители начало внушать беспокойство царю Ивану. Он решил произвести «чистку» в его высших рядах. Это ответственное мероприятие царь снова поручил Малюте.

Благодаря следствию, произведённому Скуратовым, 25 июня 1570 года на казнь в Москве было выведено триста человек, из которых царь пощадил 184, а 116 приговорил к смерти. Среди казнённых были такие руководители Опричнины, как Алексей Басманов и его сын Фёдор, князь Афанасий Вяземский.

В 1571 году был казнён шурин царя по второй жене, глава Опричной государевой думы князь Михаил Черкасский. В следующем году Опричнина была формально ликвидирована, и царь под страхом смерти запретил поминать самое её наименование.

Таким образом, Малюту Скуратова можно в некотором смысле уподобить Лаврентию Берия в роли главы НКВД в 1938-1940 гг., когда он производил чистку этого органа от работников, слишком ретиво занимавшихся репрессиями в предыдущий период.

Гибель и память

После ликвидации Опричнины Скуратов прожил недолго. Он сражался в Ливонской войне и геройски погиб 1 января 1573 года, руководя штурмом крепости Вейсенштейн (ныне Пайде в Эстонии). Царь, сильно огорчённый гибелью любимого опричника, по сообщению ливонских хронистов, якобы приказал вырезать всё население городка, включая женщин.

Иван Грозный провожал гроб с телом Скуратова до Новгорода, откуда тело опричника привезли в Иосифо-Волоколамский монастырь и там якобы похоронили, но его могила не сохранилась. По другим данным, Малюту похоронили в Москве. Царь назначил вдове Скуратова пожизненную пенсию, что было неслыханно по тем временам. На помин души Малюты Иван IV сделал вклад в 150 рублей – щедрее, чем по третьей жене Марфе и по родному брату Юрию.

Малюта сумел удачно пристроить всех трёх своих дочерей. Старшая, Анна, вышла замуж за двоюродного брата царя, князя Ивана Глинского. Средняя, Мария, — за боярина Бориса Годунова и впоследствии стала царицей. Правда, потом Мария пережила убийство своего сына, бесчестие дочери и закончила свои дни в монастыре. Младшая дочь Малюты, Екатерина, стала женой князя Дмитрий Шуйского, предполагаемого наследника бездетного царя Василия Шуйского (1606-1610). По общему мнению того времени, Екатерина отравила героя, освободителя Москвы от Лжедмитрия II, князя Михаила Скопина-Шуйского, видя в нём соперника своего мужа за престол.

Роль в смерти бывшего митрополита Филиппа

По единогласному свидетельству всех источников того времени, Малюта Скуратов в декабре 1569 года, направляясь в Новгород, задушил свергнутого ранее митрополита Филиппа Колычева, содержавшегося в монастыре под Тверью.

В 1995 году митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) выдвинул иную версию гибели митрополита. Сверженный Филипп не мог быть опасен царю. Но он мог стать опасным свидетелем против новгородского архиепископа Пимена, который ранее добился низложения Филиппа, а теперь сам попал под огонь царского гнева. Скуратов же, по версии Снычева, должен был спасти Филиппа от гибели, но не успел. Эта версия ни на каких свидетельствах не основана. Впрочем, и те, кто писал о гибели Филиппа от руки Малюты, тоже не видели момента смерти, а основывались лишь на слухах.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Читайте также:
Рекомендуемые статьи