История

Зачем русское духовенство посещало Иерусалим

2017-10-30 22:01:38

В конце XVII века взаимоотношения между христианским Востоком и Православной Россией ухудшились, несмотря на то, что русские цари оказывали всяческую помощь духовным наследникам апостольских престолов. После Петра I восточные святители вообще перестали ездить в Москву. Не было и ответных визитов.

Только «сермяжная Русь, во Христе бродячая», в лице киевских и саровских старцев, а также простых богомольцев, посещала Святые Земли Иерусалима.

Иерусалимская миссия в Москве

В первой половине XVIII века число православных пилигримов из Руси резко возросло. После победы над Наполеоном Иерусалимский Патриарший престол возобновил официальную переписку со Священным Синодом.

В 1818 году благодаря стараниям уроженца из казачьего Черкасска архимандрита Арсения, набожного и дерзкого человека, дважды отсидевшего в Суздале (это своего рода Сибирь для церковных иерархов) открылось Иерусалимское подворье в Москве. Этому предшествовала передача Святогробскому духовенству церкви св. апостола Филиппа на Арбате.

Восстановление святынь

То было крайне сложное время для православия в Палестине. Русский посол в Турции Строганов писал императору о притеснениях со стороны католиков и инославных, особенно, когда речь шла о святых местах вблизи Гроба Господня, в Вифлееме и в Гефсимании. Патриарх Иерусалимский и всея Палестины Афанасий V в своем послании в Русский Синод писал: «если не будет содействия и помощи отовсюду благочестивых и православных христиан, то мы не устоим против наступательных и насильственных требований многих и различных заимодавцев, и вообще оное поклонение погибнет и в языческие впадет руки».

Сейчас мало, кто знает, что «Иерусалимская Патриархия задолжала агарянам и евреям до семи миллионов рублей (18 миллионов пиастров)» за восстановление храма Гроба Господнего, пострадавшего во время пожара в 1808 году. В 1833 году в Россию прибыл святогробский архиепископ Фаворский Иерофей, который собрал огромные пожертвования для спасения православного имущества на Святой Земле.

Подкупы и хитрости

Когда же деньги были собраны, и осталось произвести починку купола над храмом Гроба Господнего, случилась новая напасть, о чем был извещен русский царь Николай I и Московский митрополит Филарет. Дело в том, что иерусалимские армяне, пользуясь влиянием на министра паши Богос-бея, получили султанское разрешение на выполнение этих работ. Между тем, по имеющим правилам тот, кто возводит главный купол, считается хозяином храма. Кстати, это была не первая потеря православных греков на Святой Земле. В собственность армян уже перешла часть Вифлеемского храма, а также пещера Гроба Божией Матери в Гефсимании.

После разгрома Османской Империи в русско-турецкой войне (1828—1829) османский султан Махмуд II не смог отказать русскому послу в Турции Бутеневу в расследовании этого дела, доказавшем факт дачи огромных взяток влиятельным турецким чиновникам Богос-бею, Дух-бею и начальнику султанского монетного двора Дуз-Оглы. Вскоре из Москвы в адрес Эчмиадзинского Католикоса всех Армян Иоаннеса пришло письмо с требованием прекращения нападок на греческое православное имущество на Святой Земле. Таким образом, права греков были восстановлены в полном объеме.

Инициатор приобретений в Палестине

"Французские короли объявили себя покровителями всех франков, поселившихся на Востоке, - писал в 1838 году камергер Андрей Муравьев в адрес Министерства иностранных дел России. - Было бы справедливо, если бы русский император удостоил принять под свое особое покровительство святые места, хотя бы только храм Гроба Господня, пещеру Богородицы в Гефсимании и Вифлеемскую церковь. Речь идет не о греческой райе, духовенстве или мирянах, а только о священных зданиях, что гораздо скромнее притязания Франции покровительствовать всем католикам".

Изучив положение дел на месте, патриот Муравьев выступил также с инициативой о приобретении мечети (Сионской) Тайной Вечери, бывшего христианского храма, на месте которого Христос сказал: «Пиите от нея вси, сия есть Кровь Моя Нового Завета». Считается, что именно эта небольшая постройка является матерью всех церквей. Впрочем, понимая сложность своего предложения, он с горечью не настаивал на этом, но высказывался за постоянное пребывание русских монахов в Иерусалиме.

Борьба и победа русской миссии

На просьбу Муравьева МИД России выступил с резким отказом, мотивируя этот тем, что передача мечети Тайной Вечери для православных молитв может резко осложнить отношения с мусульманами и католиками: с первыми – по причине фанатизма исламистов, со вторыми – из-за ревности ко всем русским приобретениям на Святой Земле. А против открытия нашей миссии в Иерусалиме настаивала уже миссия Св. Синода в Константинополе.

И все-таки идея Муравьева оказалась перспективной. К ней вернулись после доклада вице-канцлера Российской империи Карла Васильевича Нессельроде, который летом 1842 года писал Николаю I о бедственном положении Православия в Палестине. Резолюция русского царя обязывала Св. Синод подойти к этому вопросу предельно ответственно.

4 ноября 1842 года в Петербурге Синод постановил: «…Предстоящее отправление архимандрита Порфирия в Иерусалим в качестве поклонника и в видах обнаружить настоящие нужды Православия в Палестине и установить посредство между греческим духовенством и духовным начальством в России и ближайшее наблюдение за действительным употреблением в пользу Православной Церкви…»

Начало обустройства

Сопровождали архимандрита Порфирия бакалавр Духовной академии иеромонах Феофан, а также учащиеся Петербургской семинарии Соловьев и Крылов. Несогласных с поездкой было много даже среди приближенных Николая I. Сухо встретили делегацию и в Константинополе, куда они прибыли на пароходе «Херсонес» из Одессы.

17 февраля 1848 года группа архимандрита Порфирия, состоящая из двух монахов и двух мирян, прибыла в Иерусалим. Имея скромный бюджет семь тысяч рублей, русская миссия в Иерусалиме изначально была обречена на незавидное положение. Богатые православные арабы, привыкшие к земным радостям, и купающие в роскоши католики и протестанты свысока смотрели на приезжих русских. Однако миссионеры стараниями и делами своими 16 августа 1848 года все-таки въехали в знаменитый Архангельский монастырь, построенный в 1303 году сербским королем Стефаном Милутиным, и основали там первое подворье РПЦ. Впрочем, договор был составлен греками так, что монастырь был передан в распоряжение, но не в собственность.

Покупка земель

Русская миссия сразу же занялась делами богомольцев из отчизны. Наши паломники наконец-то смогли провести ночлег в стенах Архангельского монастыря, а для паломниц был выхлопотан у греков удобный Феодоровский монастырь. Но было понятно, что Русская Миссия нуждалась в собственном имуществе. «Всякому теперь понятно, что лучше всего было бы построить русский дом», - однажды сказал архимандрит Порфирий поверенному в делах при Оттоманской Порте в Константинополе А.П.Озерову.

Понадобились немалые усилия, чтобы был выделен участок вблизи Архангельского монастыря, и на нём было возведено удобное здание для московских миссионеров. Однако 8 мая 1854 года дружине архимандрита Порфирия пришлось уехать из Иерусалима по требованию французского консула Бота. Шла Крымская война 1853—1856 годов.

Что мы потеряли

23 марта 1857 года было принято решение о возобновлении миссии Св. Синода в Иерусалиме, которую возглавил архимандрит Кирилл (Наумов) с возведением его в сан епископа. Таким образом, путь «сермяжной Руси, во Христе бродячей» к Гробу Господнему был тернистым, но наши соотечественники преодолели все трудности и за 60 лет создали островок России на Святой Земле.

До революции вблизи храма Гроба Господнего был построен целый русский квартал - Александровское подворье. А за стенами древнего Иерусалима были возведены знаменитые Елизаветинское и Мариинское подворья. Они-то и были проданы Хрущевым государству Израиль за несколько тонн апельсинов. Кроме этого русские богомольцы потеряли Николаевское и Вениаминовское подворья, а также подворье в Назарете и участки в Хайфе и Афуле.

Сегодня стоимость этого имущества исчисляется миллиардами долларов. Однако не поддаются исчислению духовные потери.

Многие эксперты констатируют, что, несмотря на вялотекущие переговоры по этим вопросам, России вряд ли удаться вернуть утраченный русский компаунд в Иерусалиме.

И несколько слов об обещанной истории бездарности. РПЦ уверена, что «кукурузный генсек» продал то, на что не имел никаких юридических прав. Эта сделка, наряду с юридически грязной передачей русского Крыма Украине, вошла в книгу нашей истории черной страницей.

Добавить комментарий

Чтобы оставить комментарий необходимо
Рекомендуемые статьи
Рекламные статьи